Воспоминания

блокадников

Кто помнит дни блокады Ленинграда,
Тот знает жизнь и цену ей сполна.
Еще не зная слова жуткого - "блокада",
Все верили, что скоро кончится война.
Что будет враг разбит и мир наступит снова,
Что всюду скоро смех и песни зазвучат,
И эти дни, как страшный сон порою,
В кругу родных мы будем вспоминать.

Отто Григорий Петрович:

 «… Мне приходилось стоять на дежурстве вместе с патрульными, а также участвовать в оборонных работах. Все, что от нас требовалось, мы выполняли со всей ответственностью. В самом Ленинграде, прилегающих к городу селах начался голод. Ели кошек, собак. Люди пухли от недоедания. Некоторые сходили с ума…»

5.png
6.png

«…Был страшный голод: покупали холодец и котлеты из человеческого мяса и ели. Мама меня с братом во время бомбежки прятала в трупы. Война дала о себе знать. Когда нас эвакуировали в город Ханты-Мансийск, мы были очень напуганы и больны дистрофией».

7.png

«С началом войны многие трудности легли на наши детские плечи… Дежурили в госпиталях, помогали чем могли, вернее, что было по нашим силам. Дежурили на крыше своего дома, как могли, тушили зажигалки. Света не было, отопление не работало. Воду носила с реки Невы бидоном. Воздушные тревоги и обстрелы доходили до 6-7 раз в день».

8.png

Люди умирали у станков от голода и истощения. О смерти мужа я узнала гораздо позже, поэтому не знаю, где он похоронен. Женщин в основном отправляли рыть окопы, а над нами свистят бомбы, снаряды рвутся, а нам укрыться негде. Младшие дети оставались дома со старшей дочерью, которой в то время было 9 лет. Копаешь окопы и думаешь, не упала ли бомба на дом, живы ли еще детишки…

Ришель Эмилия Антоновна

Медведева (Пашкевич) Марта Робертовна:

Плеханова (Гросс) Лидия Фридриховна:

9.png

Воспоминания Чистовой Любови Александровны

о маме, Белкиной (Бернс) Марии Максимовне:

О войне в доме при нас не говорили. Но помню: как – то из репродуктора (такая черная тарелка, стоящая на этажерке) прозвучали слова о том, что Гитлер жив и находится в какой-то стране. У мамы была истерика – она голосила так, что мы с сестрой забились под стол. …Где-то в 70-х годах маму пригласили в школу, чтобы она рассказала о блокаде. Она очень переживала, отказывалась, но ее убедили, что все будет  хорошо. Обратно ее привезли на «скорой».

10.png

Кудрявцева (Ладэ) Лидия Яковлевна

В 1942 году нас эвакуировали, везли на барже через Ладогу. И в течение месяца мы добрались до Ханты-Мансийска. Здесь было голодно, но не было бомбежек и не рвались снаряды. 

КУ ГАЮ. Ф. 487. Оп. 1. Д. 1. Л. 58.
press to zoom
КУ ГАЮ. Ф. 487. Оп. 1. Д. 1. Л. 23.
press to zoom
КУ ГАЮ. Ф. 487. Оп. 1. Д. 1. Л. 23.
press to zoom
1/1

Ленинград – Ханты-Мансийск – две родины

Ханты-Мансийск стал нашей второй родиной. Мы памятью своей, своей судьбой, корнями своими соединили два дорогих для нас города – Ленинград и Ханты-Мансийск.